Форум Иара Эльтерруса
Текущее время Пт, 02 Дек, 2022 21:49

Начало книги "Канатоходец"

 
Эта тема закрыта, вы не можете писать ответы и редактировать сообщения.    Список форумов Ветер Фантазии -> Одиночные произведения
Предыдущая тема :: Следующая тема  

Автор Сообщение
Иар Эльтеррус
Хозяин
Хозяин

Возраст: 56
Пол: Пол:Мужской

Зарегистрирован: 17.02.2005
Сообщения: 1175
Откуда: Санкт-Петербург


СообщениеДобавлено: Пт, 08 Авг, 2014 14:22    Заголовок сообщения: Начало книги "Канатоходец" Ответить с цитатой

Я довольно давно говорил, что, помимо прочего, собираюсь написать книгу "Канатоходец" по миру моей жены, Мартиэль. У нее есть на эту тему две песни и довольно проработанная схема мира. Около года назад было написано начало, но потом отложено. Это начало я и предлагаю вашему вниманию. Жду комментариев.

Ниже карта мира Дэлоуэ. Текст в следующем сообщении.



Karta_Delloue.jpg
 Описание:
 Размер файла:  585.13 KB
 Просмотрено:  481 раз(а)

Karta_Delloue.jpg



_________________
Жизнь - штука странная...


Последний раз редактировалось: Иар Эльтеррус (Пт, 08 Авг, 2014 14:31), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение   Посетить сайт автора
Автор Сообщение
Иар Эльтеррус
Хозяин
Хозяин

Возраст: 56
Пол: Пол:Мужской

Зарегистрирован: 17.02.2005
Сообщения: 1175
Откуда: Санкт-Петербург


СообщениеДобавлено: Пт, 08 Авг, 2014 14:24    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Канатоходец



По звенящей струне над землей и богами,
Изумляя созвездий сияющий взор,
Небеса измеряя босыми ногами,
Нет, не шел - танцевал необычный жонглер.
И смотрели насмешливо братья и сестры:
Мол, в семье Всемогущих завелся чудак, -
Бог бездомных талантов и таборов пестрых,
Искрометное солнце шутов и бродяг.

Мчатся звезды под ногой
В синь вселенского колодца.
Благолепие богов
Ни к чему Канатоходцу.
Шут, поэт, игрок -
Ненормальный бог.

Он - невидимый дух балаганных веселий,
Шумный праздник арены - его торжество.
У актера в глазах и в груди менестреля
Не остынет волшебное пламя его.
И звенит, не смолкая, безумное скерцо,
Где скользит по струне удивительный бог.
Капли крови его беспокойного сердца -
Чародеи подмостков и дети дорог.

Неохота падать вниз,
Если к звездам был так близко:
Каждый шаг - для жизни риск,
Только жизнь - не жизнь без риска.
Эй, жонглер, держись, -
Это наша жизнь!

Самоцветы сердец рассыпая, - не жалко, -
Учат петь и мечтать этот будничный мир
Стихотворец и мим, музыкант и гадалка,
Акробат, танцовщица, певец и факир.
Звездным блеском их душ зачарованный зритель
То кидается в смех, то в безудержный плач.
Это между сердцами натянуты нити,
По которым танцует Небесный Циркач.

Покидает души страх,
Тает злоба, боль уходит.
Начинается Игра:
С нами Бог-Канатоходец!
Шут, поэт, игрок -
Ненормальный бог!

Мартиэль



Пролог

Последняя завеса преодолевалась почему-то очень тяжело, словно поставленный неведомо кем и зачем рубеж. Она искрилась крохотными огоньками, ускользала, сворачивалась в небольшие вихри, меняющиеся друг с другом местами с дикой скоростью. Возникло даже подозрение, что эту завесу установили специально для того, чтобы не дать ему вернуться — именно ему, никому иному. Так это или нет он не знал, но на всякий случай насторожился.
Последний рывок — и завеса преодолена. В глаза брызнуло солнечным светом, и Танан едва заметно улыбнулся. Наконец-то дома! Как же долго он отсутствовал, как соскучился по Дэлоуэ! Впрочем, неизвестно как сейчас называют этот мир, каждая раса придумывала ему свое название и считала единственно верным.
Интересно, сколько здесь времени прошло? Ведь время — вещь весьма относительная. Каким стал мир? Удалось ли его собратьям сделать то, что должны были? Трудно сказать, надо вначале поглядеть, что и как изменилось.
Где-то в неведомой дали изменилась картина мира, и в ней медленно проявился образ канатоходца в сине-черно-серебряном трико, идущего по почти невидимому канату, натянутому между звезд. Он жонглировал пылающими сферами и радостно смеялся. Никто из Сил, которых жители мира именовали богами, не заметил пришельца, они занимались своими делами и не имели времени на то, что полагали неважным. А обычные люди и нелюди тем более ничего не поняли. Только внезапно несколько строк в разбросанных по миру четырех книгах полыхнули огнем, однако этого никто не заметил, поскольку книги были запечатаны древним заклятием. Их нынешние владельцы давно не пытались открыть книги, зная, что это невозможно. А если кто и пытался, то безрезультатно. Даже немногочисленным чародеям не удалось, что уж тут говорить об остальных. Но энергетическая картина мира изменилась, и изменилась очень сильно. Наступила новая эпоха, однако этого опять же никто не заметил.
Танан остался развоплощенным, воплощаться ему пока было не время, нужно вначале понять, что вообще происходит, какие принципы задействованы, а какие — нет. Он незаметной тенью скользнул на орбиту Дэлоуэ и всмотрелся в медленно вращающуюся под ним планету. Увиденное сразу насторожило канатоходца, в общем узоре появилось что-то чуждое, чего не должно было быть. C другой стороны это нечто казалось знакомым, но почему? Где он мог с ним сталкиваться? Самое неприятное, что это чуждое оказалось настолько вплетено в сущность мира, что убрать его оттуда стало невозможно, не разрушив сам мир. Что же здесь произошло? Как такое могло случиться? Куда смотрели его собратья? Танан продолжал растерянно изучать узор и ничего не понимал. Нет, с этим нужно разобраться подробно. И канатоходец начал последовательно изучать слои узора и их взаимосвязи.
«Так, это понятно, это люди, хотя тоже выглядят не так, как должно. Видимо, навыдумывали себе всякой чуши и считают ее истиной. Но ладно люди, а это еще что такое? Это откуда здесь взялось?! И не одно! Нет, мои дорогие собратья, похоже, совсем обленились. Баклуши, что ли, все время моего отсутствия били? Или что? О, а вот еще кое-что интересное. В резонанс со мной входит, словно мое, но я его не делал! Что за чушь? Как такое вообще возможно? Похоже, дела в мире невеселые...»
Танан внимательно вгляделся в непонятную энергию, входящую в резонанс с ним. Да, его след в ней ощущается, но рядом с ним еще что-то, и что-то смутно знакомое. Канатоходец принялся лихорадочно вспоминать. И, наконец, вспомнил, придя в ужас. Второй составляющей была энергия Падальщика! Врага! Но как она могла оказаться смешанной с его собственной энергией?!!
В этот момент до канатоходца дошло, он бы задохнулся от злости на себя, если бы имел сейчас тело. Да уж, снова сработала старая истина: хотели как лучше, а получилось, как всегда. Во время сражения с тварью Танан, уводя ее за пределы мира, сбросил слишком много энергии. И не ждал, что Падальщик сделает то же самое. А он сделал! И их энергии смешались, создав что-то непонятное. Хотя как смогли смешаться и стать единым целым столь разнородные энергии Танан не понимал. Ладно, он ушел из Дэлоуэ, уведя за собой Падальщика, добился своей цели. Но почему его собратья не обратили внимания на то, что энергия принципа разума изменилась?! Почему не очистили ее, ведь это было вполне в их силах?! Да, теперь увиденное в узоре стало относительно ясным. Еще и не то могло произойти.
Что ж, с энергетическими изменениями относительно ясно, теперь нужно выяснить, как они повлияли на материальный план. А после этого постараться хоть как-то улучшить ситуацию. Для этого, похоже, придется завести аватару. Не сразу, конечно, сначала нужно решить, что делать, окончательно разобравшись в ситуации.
Больше всего Танану не понравилось, что люди все больше и больше склонялись к своей животной составляющей, забывая о высших порывах души. Переставали стремиться к знаниям, хотели только грубых удовольствий — есть, пить и совокупляться. Неужели некому показать им небо, показать, что они могут летать? Некому объяснить, что есть еще очень многое, кроме того, что можно потрогать руками? Некому заставить задуматься?
Кто способен на это? Поэты, сказители, музыканты. Как с ними обстоит дело в Дэлоуэ? Канатоходец всмотрелся в мир, ища людей с горящими душами. И почти не нашел их. Редкие придворные менестрели прославляли владык. Поэты, которых оказалось еще меньше, писали оды в чью-то честь, причем писали неискренне. А малочисленные бродячие труппы, осмеливавшиеся ставить спектакли не о славных битвах, а чем-то другом, голодали и распадались. Странно, но никто из принципов их не поддерживал. Некому, что ли? Странно. Значит, заняться этим придется ему.
Что ж, первичный план действий определен. Вперед по канату без страховки. И будь что будет!



Глава 1

Устало вздохнув, Майт утер пот со лба — жара в этом году выдалась страшная. К счастью, город уже виднелся вдалеке, скоро менестрель сможет отдохнуть и выпить кружку-другую холодного эля в трактире. Впрочем, назвать Теймар городом было бы слишком смело — так, городишко. Это барон Хайседский требовал называть свое владение городом, но его требования выполняли разве что местные жители, да и то, чтобы не ссориться с владетелем, не отличавшимся кротостью нрава.
Миновав ворота, у которых скучал стражник в ржавой, едва не рассыпающейся кольчуге, Майт двинулся к ближайшему трактиру, предвкушая праздник желудка — деньги у него имелись, зрители оказались щедрыми к сказителю, даже одна серебряная монета перепала. Вокруг смотреть не хотелось, уж больно Теймар был грязен. Прямо в заполненных грязью лужах валялись свиньи, и эти лужи приходилось обходить, одновременно посматривая, чтобы не столкнуться с всадником. Лошадей имели только богатые люди, а им столкнуть бедняка в лужу — раз плюнуть, некоторые вообще так развлекались.
Трактир имел смешное название «Два хвоста». Чьих хвоста никто не знал, даже хозяин в ответ на вопросы разводил руками. Майт уже бывал здесь и ценил трактир за вкусную стряпню и отличный эль. Да и цены были вполне приемлимыми. Тумар, как звали хозяина, к тому же позволял менестрелям выступать вечерами, не беря с выступающих пять медяков, как другие. Мог даже кружкой эля бесплатно угостить, если песня нравилась.
Толкнув дверь, Майт вошел внутрь и облегченно вздохнул — в трактире было прохладно, видимо, Тумар нанял чародея, чтобы справиться с жарой. Окинув взглядом столики, менестрель удовлетворенно улыбнулся — свободных мест хватает, это вечером здесь ступить некуда. За дальним столом с аппетитом поедал жаркое человек средних лет, у ног которого лежал футляр с лютней. Поняв, что видит перед собой коллегу, Майт подосадовал про себя — он-то надеялся выступить здесь и немного подзаработать, но кто-то опередил. Ну, что поделать, в среде менестрелей считали, что кто первым пришел, того и сцена.
- Майт! - помахал незнакомец. - Рад тебя видеть! Иди сюда.
Присмотревшись, он узнал махавшего — встречались несколько раз. Иралиан! Бывший придворный менестрель герцога Лэра.
- Привет, дружище! - Майт сел напротив и пожал протянутую руку. - Как дела?
- Ты знаешь, в последнее время на удивление хорошо, - улыбнулся Иралиан. - Зрители щедры, пару раз даже выступал в замках мелких владетелей. В обиде не оставили.
- Завидую... - Майт удивленно покачал головой, ему ни разу так не везло. - У меня, в общем, тоже неплохо. Даже хочу свой театр собрать — одному трудновато.
- Благодари нашего покровителя! И проси о помощи. Если захочет — будет у тебя театр.
- Какого еще покровителя? - изумился сказитель.
- А ты сам разве не ощущаешь, что у нас, менестрелей, покровитель появился? Могущественный покровитель! Вспомни, как еще пятнадцать лет назад к нам относились. Чуть ли не собаками травили! А теперь? Совсем другое дело.
Немного подумав, Майт вынужден был согласиться с коллегой. Действительно, еще лет десять назад вот так запросто прийти в город и выступить было невозможно, могли вышвырнуть пинками, а то и избить, отобрав последние деньги. А уж если поэт или певец исполнял что-либо неугодное местному владетелю, то беднягу могли насмерть забить или даже казнить — были случаи. Однако потом что-то изменилось, и с человеком, поднявшим руку на менестреля или сказителя, начали происходить разные смешные конфузы. Он мог на ровном месте поскользнуться и упасть так, что лопались штаны, выставляя на всеобщее обозрение голую задницу. Или свалиться в лужу. Или покатиться кувырком. Но обязательно так, что над ним смеялись все вокруг.
Майту вспомнился забавный случай в городишке Нокваль, и он не сдержал смешка. Ноквальскому бургомистру не понравилось выступление, и он послал трех стражников с приказом накостылять сказителю по шее и вышвырнуть из города. Стражники попытались сделать это, но не смогли — один каким-то образом оказался в свином загоне, где его «нежно» облобызал огромный кабан, столкнув при этом в лужу жидкого навоза. Второй, поскользнувшись, сел на край повозки, на второй край которой в этот момент рухнул с третьего этажа тяжелый мешок. И стражнику, размахивающему руками и ногами, и оглашающему пространство воплями, пришлось учиться летать. Третий вообще каким-то образом свалился в выгребную яму, откуда его долго общими усилиями доставали.
И ведь подобное случалось почти каждый раз, когда кто-то хотел причинить вред актеру, менестрелю или сказителю. Выходит, Иралиан прав, и у них в самом деле появился некий покровитель, обладающий загадочной силой. Но почему тогда он вступается не всегда? Видимо, сказитель, сам не заметив, задал этот вопрос вслух, поскольку Иралиан на него ответил:
- А покровитель защищает только талантливых, на бездарей он силу не тратит.
- Думаешь? - удивленно посмотрел на него Майт.
- Знаю. Видел не раз, как бездарей безнаказанно пинали. Но если кто-то пытался обидеть талантливого человека, то с обидчиком тут же что-то случалось. Не опасное для жизни, но позорное. У Канатоходца хорошее чувство юмора.
- У кого?! - подался вперед сказатель. - Какого еще канатоходца?!
- Нашего покровителя, - усмехнулся менестрель. - Я его видел. Мне же по приказу лэрского герцога сухожилия на руках подрезали и выкинули из замка! Если бы Канатоходец не помог...
- Расскажи! - загорелись глаза Майта.
- А что тут рассказывать? - устало вздохнул Иралиан, видимо, ему не слишком хотелось вспоминать о случившемся. - Думал, конец мне пришел. Меня же на улицу выбросили в чем был, да еще и с искалеченными руками.
- А что ж ты спел, что герцог вот так?..
- Он женился в очередной раз, и я спел прямо на свадьбе, перед гостями и невестой, о том, как герцог заморил одну за другой пять предыдущих жен. Ну, он и взбеленился...
- Ну ты даешь... - восторженно протянул Майт. - Я б не рискнул...
- Да достало меня эту мразь восхвалять... - скривился Иралиан. - Терпение лопнуло, вот и спел правду. Плюнул на все. Ну и получил... Палач герцогский хорошо постарался, сволочь, так сухожилия подрезал, что работать я мог, а вот играть — нет...
Он немного помолчал и продолжил:
- Брел куда глаза глядят, думал, скоро свалюсь в канаву и там подохну. Но ничего, выжил, доплелся до большой фермы, там в батраки нанялся. Руки зажили, но тошно было до невозможности — играть ведь не мог, хоть лютню мне и отдали, когда из дворца после наказания вывели. В голове музыка звучит, а пытаюсь ее сыграть — и не могу. Год как-то продержался, а потом понял, что дальше так жить не могу. Ну и пошел на речку топиться. Зимой, между прочим...
- И?.. - подался вперед Майт.
- Ну и явился мне Канатоходец... - неохотно пробурчал Иралиан. - И так меня обсмеял, что я не знал, куда со стыда деваться. До сих помню... «А водичка-то мокрая, холодная... Куда ж ты, болезный, лезть собрался? Ты ж в эту крохотную лунку не пролезешь...» Я его тогда убить готов был, гада. Кинулся, не сразу сообразив, что его там и нет, а так, видение, что ли. Пропахал носом лед. А он стоит и издевается! Твое, говорит, оружие - слово, а не кулаки, менестрель. Я ему в ответ: да какой из меня менестрель с такими-то руками?! А он: что за проблема? Посмотрел на меня — и боль из рук ушла. Я только рот открыл. Пока руки ощупывал, он исчез бесследно. Я на ферму вернулся, за лютню — могу играть, еще лучше, чем прежде. Чудо!
- Точно, чудо... - согласился Майт. - Может, это чародей был?
- А ты слыхал про чародеев, что такое могут? Я не слыхал. Так он мне потом еще и во сне являлся. Видел его на канате над бездной. В сине-черно-серебряном трико и колпаке с бубенцами. То ли циркач, то ли шут, то ли еще кто. Обернулся ко мне с каната и говорит, чтобы я пел, душой пел, правду людям говорил, в небо их звал. Еще сказал, что истинному артисту теперь нечего бояться, никто его больше не тронет, не посмеет. Я тогда не поверил. А позже сам не раз видел, как нечто невидимое наказывает поднявших на меня или других менестрелей руку.
- Я тоже такое видел, - задумчиво покивал сказитель. - Говоришь, Канатоходец? Спасибо ему за защиту и помощь!
- А не за что, ребята! - возле их столика возник из ниоткуда шут в сине-черно-серебряном трико и разноцветном колпаке с бубенцами. - Вы, главное, собой оставайтесь. Себя не предавайте!
Он подмигнул озорным глазом и растворился в воздухе. Ошарашенные Майт с Иралианом принялись оглядываться, но быстро поняли, что никто, кроме них, шута не видел.
- Это он был?.. - едва слышно спросил Майт дрожащим голосом.
- Ага... - глаза Иралиона сияли. - Он. Наш покровитель...
- Повезло нам, выходит.
- Это еще вилами по воде писано, повезло или нет. Он защищает, но и требует многого.
- Оставаться собой? Разве ж это много?
- Ты, по молодости, еще не понимаешь, как много... - грустно улыбнулся Иралиан. - Ничего, позже поймешь.
- А...
Майт не договорил. В трактир влетел расхристанный белокурый парнишка и с порога возбужденно заорал:
- Наш учитель с чародеями из пришлого балагана схлестнулся! Щас на площади поединок будет! Чародейский!!!
Посетители загудели, переглядываясь, и один за другим потянулись прочь из трактира. Видимо, предстоящее зрелище было редким, и всем хотелось поглазеть на него. Майт с Иралионом тоже подхватились на ноги, быстро допили свой эль и поспешили на площадь — взглянуть на чародейский поединок хотелось и им, такие поединки случались редко.
Народ на площади сбился вокруг помоста, с которого обычно объявляли приказы барона. Менестрели все же сумели пробраться в передние ряды, хотя это оказалось и непросто. На помосте стояли двое — молодой парень с простецким лицом и слегка вьющимися темными волосами, а напротив него тоже темноволосый мужчина средних лет с небольшой ухоженной бородкой, полноватый, увешанный золотыми побрякушками с ног до головы, одетый в чародейскую мантию. Он выглядел южной птицей рат1, которую изредка привозили купцы на потеху богатеям.
Майт с интересом разглядывал чародеев. Странно, парнишка сказал, что один из них местный учитель. Но как такое может быть? Разве чародеи занимаются чем-то, кроме своего Искусства? Насколько знал сказитель — нет. Он подумал и спросил об этом у стоящего рядом едва не подпрыгивающего на месте плюгавого мужичонки.
- Да кто ж его знаит-то... - растерянно почесал в затылке тот. - Странный он. Сирота, его наш старый учитель, Фаэр, растил. Подобрал где-то мальчонку. А как Фаэр помер, Кейсав сам на его место стал. Токмо...
Мужичонка скривился и добавил:
- Чемуй-то не тому он пацанву учит... Мой шкет вумными словесами заговорил, фиг поймешь, чего он и баит-то. А зачем оно простому человеку надобно? Книжки всякие шкет читать стал, дурные книжки. Не я один тако думаю, усе соседи тоже. Не дело енто. Другой учитель нам нужон. А уж коли Кейсав еще и чародей... Надо будет барону пожалиться.
Горожанин укоризненно помотал головой и замолчал. Майт задумчиво хмыкнул и посмотрел на темноволосого парня с куда большим интересом, чем раньше. Он еще не знал, что их судьбы завязаны в один узел, хотя в следующий встретиться им доведется еще нескоро.

Ожидая поединка, Кейсав продолжал размышлять, не зря ли он во все это ввязался. Однако из города все равно пора уходить, люди все чаще недоброжелательно поглядывали на молодого учителя, да и слухи о нем начали распространяться нехорошие. Почему-то им не нравилось, что он учил их отпрысков думать самостоятельно, а не покорно внимать авторитету родителей. Юноша незаметно вздохнул — такого подхода он никогда не понимал и понимать не хотел, ведь наставник наоборот всегда учил Кейсава именно думать, а не пользоваться набором готовых мнений.
Странной выдалась его короткая жизнь, даже сам он это понимал. Своих родителей Кейсав не помнил, начав осознавать себя уже после того, как Фаэр подобрал его. Юноша не раз спрашивал наставника, где и как это произошло, но тот уходил от ответа, бурчал, что лучше пусть воспитанник вот эту книгу прочтет и сообщит свои выводы о ней, чем дурью маяться. Если разобраться, то Фаэр потратил на обучение Кейсава столько времени и сил, сколько не тратил никто. По крайней мере, никто из тех, кого юноша знал. Иногда у него даже возникало подозрение, что наставник считает его воспитание главным жизненным приоритетом, пуская остальное побоку.
Фаэр был чародеем, причем однозначно выше третьей ступени, хотя считалось, что ступени выше просто нет. Вот только Кейсав не раз видел, как наставник делал вещи, неподвластные никому другому, даже описанным в древних книгах великим мастерам. Воспитанника Фаэр тоже растил как чародея, научив очень многому. Вот только не велел никому говорить о том, что они оба владеют Искусством. Почему? Ведь период гонений на чародеев давно закончился, а именно тем, что к владеющим Искусством плохо относятся, Фаэр и мотивировал свое поведение. В ответ на недоумение воспитанника он иногда недовольно бурчал, что жрецы, в последнее время очень усилившиеся, чародеев не просто не любят, а люто ненавидят, и всегда готовы доставить им неприятности, которых умным людям следует избегать.
Год назад Фаэр умер. Впрочем, умер он для остальных жителей городка, а Кейсав в его смерти сильно сомневался, поскольку наставник после нее не раз являлся к нему в виде призрака и продолжал учить. Причем начал давать куда более сложные, чем раньше, связки. Порой такие, что Кейсав больше декады ломал голову в попытках понять, откуда ноги растут, ведь наставник приучил его понимать, как и почему действует та или иная связка, а не использовать вслепую, как часто делали другие чародеи. Мало того, Фэйр заставлял воспитанника придумывать свои связки для конкретных целей, что считалось вообще невозможным. Кейсаву довелось пару раз беседовать с другими чародеями, и он был поражен их ограниченностью. Они на полном серьезе утверждали, что можно использовать только разработанные древними мастерами связки, не пытаясь их хоть в чем-то улучшить, поскольку это обязательно приведет либо к гибели, либо к сумасшествию наглеца. Причем говорили это с таким апломбом, с такой уверенностью, что даже возражать не хотелось. Кейсав и не возражал, помня требование учителя скрывать свои силы и знания от посторонних. Только мысленно посмеивался над невеждами.
Еще вчера утром Кейсав не думал, что его жизнь может так быстро измениться, уходить из Теймара он собирался только к осени, когда жара спадет. Однако даргал2 понес юношу за город, где вчера поставил свои шатры бродячий балаган Шаэра. И там выяснилось, что оный Шаэр считает себя не бродячим циркачом, а «великим» чародеем со свитой. Чего только он не обещал зевакам! И исцеление от неизлечимых болезней, и предсказание будущего, и защиту от сглаза, и хорошего урожая, и удачи в делах. Лишь бы платили. Услышанное заинтересовало Кейсава, и он пробился через толку к повозке, с которой разглагольствовал Шаэр. Посмотрел на того чародейским взглядом и, не выдержав, рассмеялся в голос — способностей к Искусству тот не имел в принципе. Вывод следовал один — это шарлатан. А наставник не раз твердил Кейсаву, что шарлатанов нужно наказывать, поскольку они позорят имя чародея и вызывают ненависть к владеющим Искусством. Вспомнив рассказы Фаэра о творившемся после войны Чародеев, юноша решительно вышел вперед и разоблачил Шаэра перед горожанами. Тот возмутился, закудахтал, начал орать, что он — ого-го, однако Кейсав предложил ему доказать свои слова, создав хотя бы простейшую связку огненного шара. На что шарлатан заявил, что это ниже достоинства «великого» чародея и вызвал юношу на чародейский поединок завтра днем. Кейсав пожал плечами и согласился.
Поздно вечером, когда юноша уже собирался ложиться спать, в дверь его крохотного домика неожиданно постучали. Удивившись, кого это принесло в такое время, Кейсав открыл. На пороге стояла русоволосая, большеглазая девушка в цветастой юбке до пят. Совершенно незнакомая. Впрочем, по ее наряду сразу стало понятно, что она из балагана, в городе такую одежду не надела бы ни одна уважающая себя женщина. Интересно, что ей нужно? Очередная уловка шарлатана?
- Здравствуйте... - потупилась нежданная гостья. - Вы ведь тот молодой человек, которого Шаэр вызвал на поединок?
- Да, - подтвердил Кейсав.
- Можно с вами поговорить?
- Заходите.
Юноша посторонился, и девушка нерешительно вошла, окинув взглядом небогатую обстановку и развешанные по стенам пучки целебных трав — если была возможность обойтись без чародейства, Кейсав старался обходиться, так уж воспитал его наставник. Затем она села на указанный табурет и снова смущенно потупилась. Юноша молча ждал.
- Меня зовут Сейла, - наконец заговорила гостья. - Я из балагана Шаэра. Я хотела вас предупредить...
- О чем? - приподнял брови Кейсав.
- Сам Шаэр, конечно, никакой не чародей, но в балагане есть чародеи, причем неплохие. Я в том числе.
- Да?..
Юноша всмотрелся в нее и удивился — девушка не лгала! Она действительно обладала силой, и немалой силой, только неразвитой. Ее, похоже, никто по-настоящему не обучал. Что-то может, но вряд ли многое. В этот момент Сейла, вероятно желая доказать свои слова, сформировала на ладони огненный шар, но сделала это столь неклюже, что Кейсав едва сдержал смех, но сдержал, чтобы не обижать ее — гостья чем-то понравилась ему. Но в этот момент девушка потеряла контроль над шаром и обожглась, зашипев от боли. Кейсав машинально погасил ее огненный шар короткой, почти незаметной связкой, одновременно залечив ожог еще одной.
- Ой... - Сейла с изумлением уставилась на свою ладонь, потом подняла расширившиеся глаза на улыбающегося Кейсава. - А разве можно залечить ожог так быстро?..
- Как видите, можно, - развел руками он.
- А думала, такое только древние мастера умели... Понятно теперь, почему...
- Что?
- Почему вы разоблачили Шаэра. Я читала о том, как относились к шарлатанам древние мастера...
- Ну, уж я-то точно не древний мастер, - рассмеялся Кейсав. - Я не понимаю только, почему вы ко мне пришли.
- Не все в балагане довольны своим положением, - тяжело вздохнула гостья. - Но иного выбора нет... Каждый из нас что-то умеет, но никто только своим умением не прокормится. А Шаэр дает нам хоть какой-то кусок хлеба. При этом каждый делает то, что умеет лучше всего.
- А все лавры пожинает хозяин балагана, - понимающе кивнул юноша. - Не сказал бы, что это хорошо.
- А что делать-то?! - с отчанием вскинулась Сейла. - В провинции чародеев и так не сильно любят, сами, наверное, знаете. Многие наши вообще в розыске, их обвинили в наведении порчи на скот или на людей. Кое-кого Шаэр из тюрем выкупил, кое-кого из бедных многодетных семей взял, где они от голода загибались! Мы и хотели бы иначе, но в балагане хоть какая-то защита есть! Я только в балагане впервые досыта поела!
- Понимаю... - помрачнел Кейсав. - Но поймите, вы живете обманом! Нельзя обманывать людей, обещая им то, чего сделать не можете! Я — обученный чародей, но даже мой наставник, а уж мне до него далеко, не взялся бы лечить многие болезни, не говоря уже о привлечении удачи.
- Я согласна... - уныло понурилась девушка. - Но деваться некуда.
- Почему? Уйди от этого шарлатана! У тебя есть сила, тебя просто нужно обучить, и ты сама станешь хорошей чародейкой.
- А кто обучит-то? Где наставника взять?
- Да, это проблема... - вынужден был согласиться Кейсав. - Хорошего наставника просто так не найдешь, да еще вопрос — возьмет ли он в ученики. Мой наставник, кроме меня самого, никого не брал, бурчал, что нечего метать жемчуг перед... э-э-э... не способными его оценить.
- Я бы оценила... - как-то искоса поглядела на него Сейла.
Немного помолчав, она продолжила:
- Я потому к вам и пришла, что давно хочу из балагана уйти, только некуда. Родным я не нужна, они и так не знают, как остальных детей прокормить. Податься некуда. Кое-что могу, но очень мало, да и не рискну показывать в глухих местах, что я чародейка — могут и камнями забить, если одна буду. И что делать — не знаю...
- Все равно советую уходить, - укоризненно покачал головой чародей. - Лучше что угодно, чем жить обманом.
- Наверное, вы правы... - девушка встала и одернула юбку. - Пойду я, поздно уже.
- Спокойной ночи! - пожелал Кейсав, тоже вставая и открывая дверь.
Проводив гостью, он сел у стола и задумался, не зря ли полез в это дело. Ведь у таких, как Сейла, действительно нет возможности иначе заработать на кусок хлеба. Но с другой стороны, Шаэр их просто использует, кладя львиную долю заработка себе в карман. Нет, наверное, все-таки не зря. Единственное, что после поединка из города придется уходить, пока барону не сообщили, что в его владениях появился сильный чародей — уж барон-то такого подарка судьбы не упустит. А иметь дело с этой жадной сволочью Кейсав не хотел, так можно и самому сволочью стать. Поэтому юноша заранее собрал дорожную котомку, намереваясь покинуть Теймар сразу по окончании поединка.
Шум собравшейся толпы вернул Кейсава из воспоминаний к реальности. Он снова с трудом удержался от смеха при виде разряженного Шаэра — это же надо настолько не иметь вкуса. А тот выглядел самодовольным и полностью уверенным в своих силах. Странно даже, на что он надеется?
Шаэр исподлобья поглядывал на наглого юнца, осмелившегося бросить ему вызов, и предвкушающе ухмылялся. Скоро Сейла разделает его в пух и прах! В этой глуши встретить настоящего чародея невозможно, они все в столицах графств и герцогств сидят. А если этот Кейсав что-то и может, то уж всяко меньше Сейлы, способной одним огненным шаром двух-трех человек поджарить. Тем более, что звездочет вчера предсказал — ей суждено поразить наглеца в самое сердце. Значит, вообще беспокоиться не о чем. Вечером, правда, глупую девчонку долго не могли найти, но после того, как нашли, больше не спускали с нее глаз, а то одному даргалу ведомо, что может взбрести ей в голову.
- Против меня ты никто! - гордо заявил Шаэр, приняв важный вид, а если точнее, надувшись, как земляная жаба во время брачных игр. - Ты с девчонкой сначала справься, а затем уж и я выйду, если от тебя что-то останется.
Он махнул рукой, и двое помощников вывели на помост Сейлу. Вот уж кого Кейсав не рассчитывал здесь увидеть, так это ее. Впрочем, девушке, судя по ее виду, происходящее тоже удовольствия не доставляло. Она бросила на довольного собой Шаэра злой взгляд и что-то неслышно прошипела сквозь зубы, видимо, пожелала ему «всего хорошего». Однако тот не обратил на это никакого внимания, махнул рукой, подавая сигнал к началу поединка, и спустился вниз.
- Извините... - потупилась Сейла. - Я не знала, что он меня выставит...
- Ничего страшного, - ободряюще улыбнулся Кейсав. - Начинайте, не бойтесь.
Девушка еще раз виновато посмотрела на него, затем развела в стороны руки, начавшие наливаться синеватым свечением. Перед ее лицом сформировался небольшой огненный шарик и не слишком уверенно двинулся к Кейсаву. Тот на него просто дунул — и шарик погас, оставив после себя быстро развеявшийся клуб дыма. После этого Кейсав слегка пошевелил пальцами перед грудью, и над Сейлой сформировалось крохотное облачко, откуда на голову девушки пролился теплый дождик. От неожиданности она вскрикнула и отступила на шаг. Кто-то в толпе заржал, как молодой жеребец.
В глазах Сейлы появилось возмущение, она явно рассердилась. Свела руки вместе и толкнула что-то невидимое в сторону Кейсава. Он нарочито тщательно отряхнул рукав камзола от поднявшейся пыли.
- Сосредоточьтесь, Сейла, - посоветовал молодой человек. - Вы способны на большее.
Она неприязненно посмотрела на него и отряхнула волосы от вороха неизвестно откуда взявшихся цветочных лепестков. Похоже, ее не воспринимают всерьез! Это же просто свинство! Кем он себя возмнил?! В сердцах девушка применила водяное копье. Но бессовестный Кейсав словно и не заметил этого — копье по дуге обогнуло его и врезалось прямиком в Шаэра, окатив того с ног до головы. Хозяин балагана тут же стал похож на мокрую ворону и принялся раздраженно ругаться.
- Вам лучше работать со стихией огня, - негромко сказал Кейсав. - Вода — это не ваше. Да и контроль усилить не помешает.
По толпе прокатились смешки. Сейла бросила на молодого учителя разъяренный взгляд, но все же воспользовалась его советом. От злости она сформировала такой огненный шар, какого не формировала еще никогда, и со всей возможной скоростью швырнула в противника. Тот ловко поймал шар и принялся перебрасывать его с руки на руку, язвительно комментируя стиль создания. Сейле стало обидно до слез. А сам Кейсав не делал ничего страшного, он то осыпал ее чем-то, то взъерошивал ветерком волосы, то запускал над головой девушки рой разноцветных огоньков. Но проделывал все это он с оскорбительной легкостью. Только сейчас до Сейлы окончательно дошло, чем отличается обученный чародей от необученного. Она знала это и раньше, но столь наглядный пример был очень убедителен.
Вскоре Сейла выдохлась, сил у нее всегда было не слишком много, и она истратила их все, теперь с пару дней не сможет чародействовать. Она опустила голову и признала свое поражение, на что Кейсав только кивнул, словно ждал этого. Впрочем, видимо, действительно ждал — знал, что девушка ему не противник. Он еще вчера об этом говорил.
Шаэр спал с лица. До него дошло, что паче чаяния он наткнулся на настоящего, сильного и обученного чародея. Но что такой чародей делает в этом занюханном городишке?! Ответа хозяин балагана найти не смог, да и не стал долго думать об этом — нужно было как-то выпутываться из неприятной ситуации. А как?..
- Так вы идете? - донесся с помоста издевательский голос Кейсава. - Я жду.
- Э-э-э... - протянул Шаэр, не зная, что сказать. - Я...
- Вы — никакой не чародей! Я готов простить вас, если вы прилюдно признаетесь в том, что вы — шарлатан!
- Но... - растерянно протянул тот. - Я...
- Или выходите на помост! - тон Кейсава был непреклонен.
- Ладно, ладно... - насупился Шаэр, со страхом и бессильной злобой посмотрев на него. - Я не чародей... Я обманывал вас, люди... Я не умею ни лечить, ни призывать удачу...
- И вообще ничего не умеешь! - безжалостно добил противника молодой чародей. - Ты шарлатан!
- Я шарлатан... - подтвердил хозяин балагана, скрипнув зубами.
- А теперь я хочу обратиться к тем, чьей силой Шаэр бессовестно пользовался. Ребята, девушки уходите от него, вы сами всего добьетесь! Запомните — нельзя обманывать людей! Обещайте только то, что действительно можете сделать. Иначе тоже превратитесь со временем в шарлатанов! С этого дня у Шаэра ни в чем не будет удачи. Не оставайтесь с ним.
Немного помолчав, Кейсав продолжил, обращаясь уже к горожанам:
- Люди, вам придется найти другого учителя. Я ухожу из города. Спасибо вам за кров и хлеб! Не держите зла, если что было не так. Счастья и удачи вам!
Он низко поклонился, спустился с помоста и направился к воротам города. Горожане загудели, провожая молодого чародея взглядами, но ни один не попытался остановить его — чародеев в провинции побаивались и недолюбливали, поскольку обладали непонятной людям силой. А люди всегда опасались неизвестного — такова уж их природа.
Майт тоже проводил Кейсава взглядом, а затем начал проталкиваться к сбившимся в стайку и что-то возбужденно обсуждающим балаганщикам. Шаэр явно пытался им что-то доказать, но его никто не слушал. Сказатель возбужденно потер руки и двинулся к ним — это был шанс, которого упускать нельзя. Если все получится, то у него будет свой театр!
Выйдя за ворота, Кейсав обернулся и довольно долго смотрел на город, в котором жил, сколько себя помнил. Впереди ждала неизвестность, но юноша не боялся, а наоборот, испытывал азарт. Он надеялся, что сумеет найти новые знания, научится многому и проживет интересную жизнь. Однако прощаться со знакомым местом было все-таки немного грустно. В конце концов он тряхнул головой, улыбнулся и решительно зашагал на юго-запад, в сторону Лэра.
Дорога мягко стелилась под ноги, по сторонам виднелись небольшие рощицы, изредка холмы, поросшие кустарником. Скоро ягоды созреют, а может, уже сейчас есть немного зрелых, надо будет проверить. Кейсав редко выходил за пределы города, поэтому мало знал о жизни за его стенами, но считал, что справится со всем — ведь он чародей.
Внезапно какой-то звук позади привлек внимание молодого чародея. Он обернулся и успел заметить человеческую фигуру, скрывшуюся за кустами, кажется, женскую. Кейсав пожал плечами — наверное, какая-то крестьянка пошла ягоды собирать. И двинулся дальше. Но через некоторое время позади снова раздался звук шагов. Он резко обернулся и увидел девушку, показавшуюся знакомой. Всмотрелся и негромко выругался себе под нос.
- А вы что здесь делаете? - спросил он у перепуганной Сейлы, нервно мнущей в руках узелок.
- В город иду... - она опустила глаза. - Я ушла из балагана...
- Что ушли, это правильно, - улыбнулся Кейсав, - давно надо было. Но зачем вам в город?
- Говорят, в Лэре чародеи есть. Вот иду проситься в ученицы, может кто-то возьмет...
- Неплохая мысль, - кивнул юноша. - Но почему вы идете за мной?
- Одинокой девушке на дороге опасно... - понурилась Сейла. - Можно с вами пойти?..
Кейсав озадаченно почесал затылок. А ведь она права — девушку те же разбойники изнасиловать могут. Хотя она ведь вполне способна разогнать банду огненными шарами. Но все равно, негоже оставлять девушку одну, некрасиво это. Да и идти вместе веселее будет.
- Хорошо, - улыбнулся молодой чародей.
- Благодарю! - просияла девушка, как-то странно посмотрев на него.
Они переглянулись и, болтая обо всем на свете, зашагали по дороге.

* * *

Тревожные новости в конце концов заставили действующие принципы и соответствия собраться в месте, которое люди по непониманию, называли Серебряным городом. В мира появилась новая, неизвестная сила, но при этом никак не обозначила себя. Принципы пребывали в нематериальном состоянии, так им было легче общаться и действовать.
- Вы уверены, что это не новые игры Шинты? - ментальный образ Ранита, принципа сознания, нес тысячи подтекстов.
- Не похоже ни на нее, ни на Шинану, - ответила Ганта, соответствие животного мира, к которому относили и людей.
- Давайте по порядку, - образ Хайона, принципа структуры, как всегда был идеально выверен и логичен. - Кто начнет?
- Пожалуй, я, - сказала Найа, соответствие тела планеты. - Общая энергетическая картина мира неуловимо изменилась. Я попыталась проанализировать это изменение, но не смогла прийти ни к каким выводам. Думаю, все вы, каждый на своем уровне, заметили это измение.
Остальные подтвердили.
- А я продолжу, - образ Айана, принципа формы, нес задумчивось. - Все мы заметили короткую активизацию древних артефактов, но попытки выяснить почему это произошло ни к чему не привели. Хотя у меня есть одно подозрение. Вспомните первое проявление Шинаны. Тогда они тоже активизировались.
- Получается, в мире проявился новый принцип? - несколько удивилась Ка, соответствие растительного мира. - Но тогда кто он, откуда взялся и почему до сих пор не заявил о себе?
- Кое на что могу ответить я, - в «серебряном городе» возникла еще одна сущность, несколько отличающаяся от других.
- Здравствуй, Шинана! - поприветствовали новоприбывшую принципы и соответствия. - Слушаем тебя.
- Среди людей пошли разговоры, что у актеров, сказителей и менестрелей появился божественный покровитель. Заинтересовавшись этими разговорами, я, глазами своих детей, начала наблюдать и стала свидетельницей проявления силы этого самого покровителя. Действительно, если кто-то пытается обидеть шута, хотя бы, то на этого кого-то начинают валиться неприятности. Я не смогла понять, как это реализовано, возможно, вы поймете. Но сразу могу сказать одно — в Дэлоуэ действительно проявился новый принцип. Почему он не идет на контакт с нами, я не знаю.
- Возможно, он очень молод и еще мало что понимает, - предположил Хайон. - И даже не знает о нас, считая себя единственным.
- Значит, нужно дать ему понять, что он не один, - задумчиво произнесла Терфана, соответствие стихийных сил. - А то как бы не наворотил по глупости дел.
- Странное приложение он для себя избрал, - образ Нифонта, принципа жизни, нес растерянность. - Лицедеи и музыканты? Почему? Ради чего? Не понимаю...
- Не скажи, - возразила Шинана. - Видимо, ты не знаешь, сколь сильное влияние на человеческий социум способны оказать творческие люди. Поверь, они могут вообще повернуть течение истории в другую сторону. Особенно, если их умело направлять.
- Тогда понятно... - задумчиво протянул Ранит. - Может, это Банстар просыпается?
- Не похоже на него, - не согласилась Эллана, соответствие воплощения древней расы магов. - Банстар — принцип знания, он, скорее, взял бы под защиту ученых. Да и рано ему просыпаться.
- Не могу понять, по какой причине тогда возник новый принцип... - озабоченно пробурчал Хайон.
- Шутка Создателя, - хихикнула Ганта.
- Не кто-то из вас постарался? - подозрительно поинтересовался Хайон. - Прости Шинана, но ты возникла после игр Танана, если бы он не додумался наделить разумом создания животного мира, то ты бы не появилась.
- На что обижаться? - отправила ему улыбку та. - На правду? Я благодарна Танану, где бы он сейчас ни был, за свое существование. Но никто другой, насколько мне известно, ничего подобного не делал. Может, новый принцип пришел извне?
- И это возможно. Мы должны как можно скорее выяснить.
- Вопрос, как, - спросила Ка.
- Пока не знаю. Предлагаю разойтись и подумать над этим. И, конечно, каждому поискать на своем уровне.
Все отправили образ согласия и мгновенно исчезли. Осталась только Эллана, и осталась в надежде, что здесь никто не сможет подслушать ее мыслей, которые перед выходом придется заблокировать.
В момент пришествия неизвестной силы она, в отличие от других, сумела уловить отголоски изменения картины мира. И эти отголоски показались Эллане очень знакомыми, почти родными. Она еще тогда заподозрила, что вернулся Танан, принцип разума, ее напарник, ушедший из мира тысячелетия назад, уводя за собой Падальщика. Но он почему-то не заявил о себе, а затаился. Теперь Эллана уже не знала Танан ли это, или кто-то другой, но глубоко считала, что все же он. Взять под защиту поэтов и менестрелей? О, это очень похоже на Канатоходца, всегда был безумным, хоть и считался принципом разума.
И если это Танан, то нужно относиться к нему очень осторожно, ведь он мог слиться с Падальщиком, став совсем иным существом, несущим родному миру гибель. Необходимо выяснить так ли это, и если так, то остановить его.

_________________
Жизнь - штука странная...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение   Посетить сайт автора

Показать сообщения:   
Эта тема закрыта, вы не можете писать ответы и редактировать сообщения.    Список форумов Ветер Фантазии -> Одиночные произведения Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы можете скачивать файлы

Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group.
Theme Designed By Arthur Forum